Алтернативная подсудность по международному контракту

Однако термин «международная подсудность» (в значении «международная процессуальная юрисдикция») является более лаконичным, привычным и более удобным. Кроме того, в современном законодательстве также употребляется термин «международная подсудность» (ст. 5 Кодекса МЧП Бельгии, ст. 189 ГПК Монголии).

При разрешении вопросов международной подсудности суд устанавливает пределы компетенции органов юстиции своей страны. Это наиболее острая и типичная проблема МГП — конфликт юрисдикции, который может проявляться в двух вариантах: отрицательный конфликт — два и более государств отвергают подсудность данного дела своим органам юстиции; положительный — два и более государств претендуют на подсудность данного дела своим национальным судам.


Главной задачей является выделение основных моментов законодательства.

По структуре работа состоит из двух частей — теоретической, включающей рассмотрение норм гражданского и арбитражного процессуальных прав, и практической, включающей рассмотрение судебной практики с участием иностранных лиц.

1. Гражданско-процессуальные нормы, регулирующие международную судебную юрисдикцию

1.1 Альтернативная подсудность в гражданском процессе

Альтернативная подсудность или подсудность по выбору истца, регулируется ст. 118 ГПК. Подсудность этого вида предусмотрена для ряда категорий гражданских дел, разрешение которых законом отнесено к компетенции двух или более чем двух судов одного уровня.

Алтернативная подсудность по международному контракту

ГПК РФ).

Ведение судопроизводства с участием иностранцев в Российской Федерации осуществляется по правилам российского законодательства.

Действие его норм по общему правилу означает постановку коллизионного вопроса и применение в силу коллизионных норм иностранных процессуальных правил, если иное не вытекает из федеральных законов и международных договоров РФ.

Предоставление иностранным гражданам и иностранным организациям равной с российскими гражданами и российскими организациями процессуальной правоспособности — одно из наиболее существенных проявлений национального режима, определяющего статус субъектного состава иностранного права в РФ.

Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства определяется, в соответствии со ст. 399 ГПК РФ, их личным законом (lex patria), т.е.

Конвенция об унификации некоторых правил, относящихся к гражданской юрисдикции по делам о столкновении судов, 1952 г. специально посвящена вопросам международной подсудности: иски, вытекающие из столкновения судов, могут быть предъявлены:

  1. В суд по месту постоянного жительства ответчика или по одному из мест его деятельности.
  2. В суд того места, где был осуществлен арест судна-ответчика или любого другого принадлежащего тому же ответчику судна, на которое может быть в законном порядке наложен арест.
  3. В суд того места, где арест мог быть осуществлен и где ответчик предоставил иное обеспечение.
  4. В суд того места, где произошло столкновение, если оно произошло в пределах порта, на рейде или во внутренних водах.
  5. Допускается договорная подсудность по соглашению сторон.

Конвенция о правовой помощи СНГ 1993 г.

  1. По спорам, вытекающим из договоров, — в суд места исполнения обязательства.
  2. По искам о содержании — в суд места жительства или места пребывания лица, претендующего на содержание.
  3. По искам из деликтов — в суд места наступления вредоносного результата.
  4. По гражданским искам в уголовных делах — в суд места, где ведется уголовное дело.
  5. По искам, вытекающим из деятельности филиалов юридических лиц, — в суд места нахождения филиала.

Правила об исключительной международной подсудности распространяются на иски о вещных правах на недвижимость (компетентен суд места нахождения недвижимости); на иски, связанные с деятельностью юридических лиц (компетентен суд государства, где лицо имеет оседлость); на споры о действительности записей государственной регистрации (компетентен суд места регистрации акта).

Вниманиеattention
В частности, лицо, заключающее соглашение о подсудности дел из договоров с участием потребителя, должно быть либо потребителем, т.е. лицом, вступающим в сделку в целях, не связанных с его профессиональной деятельностью, либо контрагентом потребителя. Кроме того, на момент заключения договора с участием потребителя настоящее лицо должно иметь домицилий или обычное место проживания в государстве-участнике. Что касается соглашений о подсудности дел из трудовых соглашений с участием работника, то лицо, заключающее данное соглашение, обязательно должно являться или работником или работодателем.

Кроме того, по этим категориям дел стороны имеют право заключить соглашение о подсудности только после возникновения спора.

Брюссель I не предъявляет никаких требований, что должна быть какая-либо объективная связь между отношением, из которого возник спор, и страной суда, его рассматривающего.

Российской Федерации, кроме случаев, когда спор должен быть рассмотрен судом другого государства в силу исключительной подсудности.

Вместе с тем при применении данных положений следует учитывать, что нормы АПК РФ должны применяться в части, не противоречащей международным договорам РФ как актам большей юридической силы.

В качестве примера таких международных договоров можно привести:

• Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20 марта 1992 г.; далее – Киевское соглашение).

• Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.; далее – Минская конвенция).

В этих актах установлены правила определения подсудности спора суду того или иного государства, несколько отличающиеся от норм АПК РФ.

В частности, в соответствии со ст.

Однако в качестве общего недостатка следует отметить то обстоятельство, что условием признания и исполнения решений иностранных судов по-прежнему являются наличие международного договора и указание в федеральном законе. В проектах ГПК и АПК была предусмотрена возможность признания и исполнения решений иностранных судов на основе взаимности, при отсутствии международного договора, однако в окончательные тексты Кодексов это правило не попало. Такой подход вряд ли позитивен, поскольку он сужает возможности признания и исполнения решений иностранных судов.

Можно надеяться, что судебная практика будет исходить из начал взаимности, основываясь как на ГК, так и на международных договорах России общего рамочного характера, например, между ЕС и Россией 1994 г., а также на равенстве процессуальных прав иностранных лиц наравне с российскими лицами.
Общеобязательной для государства системы норм и международной подсудности не существует. Каждое государство, исходя из своих национальных правил международной подсудности, берет на себя столько правовых споров, сколько считает целесообразным.

Известны три основных системы определения подсудности:

1) по признаку гражданства сторон спора. Так, для того чтобы суд какого-либо государства признал себя компетентным рассматривать дело, достаточно, чтобы спор касался сделки, заключенной гражданином данного государства, независимо от места ее заключения;

2) путем распространения правил внутренней территориальной подсудности, и, прежде всего, правила подсудности по месту жительства ответчика, при определении подсудности по делам с иностранными лицами;

3) по признаку «присутствия» ответчика, который толкуется весьма широко.

Важноimportant
К РФ арбитражные суды в РФ рассматривают также дела в случае, если соглашением сторон определена подсудность их споров тому или иному арбитражному суду. Свобода выбора сторон ограничивается лишь тогда, когда своим соглашением стороны изменяют исключительную подсудность дела суду. Если своим соглашением они исключают спор из рассмотрения суда (в том числе путем передачи дела в третейский суд), которому, в силу норм международного или национального законодательства этот спор подсуден, то такое соглашение недействительно.

Спор все равно рассматривается в суде, который обладает исключительной подсудностью по таким делам.

Аналогичные нормы приведены в международных соглашениях Российской Федерации, в частности в Киевском соглашении и в Минской конвенции.

Право сторон самостоятельно определять орган для рассмотрения спора также проявляется в их праве избрать иной, несудебный орган.

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *